irina_rm

Categories:

НеУИновно осужденным «кровавой гэбней» посвящается.

Не смолкают завывания нашей либерастни по поводу «преступлений кровавой гэбни», «запачкавшихся по локоть в крови советах». Ну и как же без «святАга» Солженицына, постоянно осуждавшего советскую власть. Так с кем же боролось ВЧК/НКВД? Вот вам пример.

Шел 1926 год. Отгремела Первая мировая и Гражданская война. 

Страна преодолела страшный голод. Жизнь у людей потихоньку становилась лучше. Лучше, это когда не стреляют. Это когда каждый день на столе есть еда, пусть не разнообразная, но она есть. И есть уверенность, что завтра у тебя на столе будет не только кусок хлеба, но и ложка каши. В стране набирает силу НЭП. Появляются учебные заведения и в них идет активная жизнь. Страна строится и уже с уверенностью смотрит в будущее. Швыряние общества из одной крайности в другую уже практически прекратились. Отголоски сексуальной революции еще давали о себе знать.  Массовые изнасилования оставались на достаточно высоком уровне и не считались уж чем-то, заслуживающим осуждения общества. В половом беспределе участвовали как идейные уголовники, так и комсомольцы. За отказ в половом акте с комсомольцем мужского пола девушке угрожали минимум исключением из организации. Иногда доходило и до убийств за отказ от «свободной комсомольской любви». Беспорядочная половая жизнь, помноженная на массовые изнасилования, угрожала построению коммунизма. Со времен Первой мировой, стране не удавалось справится и венерическими заболеваниями. Эта борьба отнимала ресурсы, которые могли быть направлены на восстановление и развитие страны. Игнорирование этой проблемы пагубно сказывалось на работоспособном населении. Попытки власти свести к минимуму негативные последствия не имели успеха. Переломом стало лето 1926 года. «Чубаровское дело». Эта история смаковалась во всех тогдашних СМИ. Порядка 30 человек в течение шести часов издевались над молодой работницей фабрики. Ее звали Люба Белова, 20 лет. Девственница. Работала и училась на рабфаке. Возвращаясь вечером с работы, к ней пристали местные «стойкие борцы с советской властью», как скажет Солженицын. Стали требовать любви. Чистой и незамутненной. Девушка отказалась. Ее избили и изнасиловали молодые люди в возрасте от 17 до 25 лет. На «огонек» стали подходить и другие: безработные, рабочие местного завода, комсомольцы, кандидаты в партию, школьники, откровенные тунеядцы и алкашня.

Вот солидный дядечка, ему за 50. Тоже с «Кооператора». Поддал с приятелями, шёл домой, заметил – парни какие-то толпятся. Подошёл, посмотрел. Решил тряхнуть стариной. Среди собравшихся оказались ребята из его цеха, они уважительно пропустили старшего товарища без очереди.

В течение 6часов, временами приходя в сознание, девушка испытывала на себе все прелести этой свободно сексуальной революции. Ей удалось после многократных изнасилований, добраться до милиции. Ей успели оказать медицинскую помощь. Она осталась жива. С истерзанной душой и телом, зараженной практически полным букетом венерических болезней. В то время это был приговор. 

Насильников нашли и судили. Все осужденные на суде были в недоумении, почему их проступку уделяется такое большое значение. АЧЁТАКОВО? Ну подумаешь, развлеклись. С кем не бывает. По уголовному кодексу им грозило максимум пять лет. Некоторых представители комсомола предлагал взять на поруки и «перековать». Но власть решила по-другому. Являясь молодой студенткой рабфака и работницей фабрики, Люба была ценным специалистом в глазах государства. Она была той, кто сможет воплотить в жизнь те идеалы, которые ставились партией и страной. И не забываем, что она была на момент изнасилования здоровой девственницей, которая могла в будущем стать матерью здоровых детей. Изнасиловав ее, подонки покусились на будущее страны. Они посмели украсть те средства, что были направлены нашей, в то время бедной страной, на ее образование. Насильники покусились на жизнь будущего государственного служащего. Как такое можно было прощать? И не простили. Семерых приговорили к расстрелу. Двоих оправдали. Остальным дали сроки до 10 лет. Немыслимое по тем временам наказание. 

И вот таких насильников теперь общество «Мемориал» требует оправдать, а их потомкам выплатить компенсации, как невиновно осужденным. Блеск!

Подробности можно прочитать здесь http://kcgs.net.ua/gurnal/22/03.pdf

Гопник — постоялец Городского общежития пролетариата (ГОП)

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.